20170518

Губительная красота Регины Збарской


Губительная красота Регины Збарской



Её называли  «советской Софи Лорен», ею восхищались за рубежом и в Союзе; на неё обращали внимание Ив Монтан, Пьер Карден и даже Фидель Кастро, но ее личная судьба не сложилась, и ей никогда не суждено было постичь простого женского счастья. Она умерла в 51 год, покончив с собой. Обстоятельства этой трагедии окутаны тайной, как и вся жизнь знаменитой манекенщицы. Однако споры, восторги и недоумения по поводу её личности не утихают и по сей день.
Работа топ-модели в сознании многих девчонок пубертата и далее – это сплошная dolce vita. Закрытые эксклюзивные показы, глянцевые фотосессии, пафосные вечеринки, коктейльные бокалы на тонкой ножке, внимание мультимиллиардеров и голливудских секс-символов (уж  Джонни Дэппа, не меньше), бриллианты и золото, — короче, «сплошные ананасы в шампанском». По мнению противников, это, впрочем, тоже dolce vita: ходят себе высоченные анорексички по подиуму и демонстрируют дизайнерские тряпки за бешеные деньги; мол, тоже мне работа, тоже мне величие. Но «дольче» на поверку оказывается совсем не «дольче»: депрессии, алкоголь, наркотики, суицидальные наклонности, фобии, — вот изнанка, казалось бы, прекрасной и безоблачной жизни. Это вам не на заводе вкалывать за три копейки, — возразит кто-то. Однако красота – вещь хрупкая и уязвимая, молодость когда-нибудь проходит, а известность или, как сейчас принято говорить, «медийность», нужно всегда поддерживать, подбрасывая «дрова» в виртуальный огонь. Но не всем это по силам и нраву. История Регины Збарской – яркая иллюстрация на тему заблуждений о dolce vita топ-моделей или, если по-советски, – манекенщиц.

Жизнь Регины Збарской (в девичестве Колесниковой) мифологизирована с самого начала, почти все обстоятельства крайне противоречивы и до сих пор неизвестно, что из этого правдиво, а что фальсифицировано. Даже версий об её происхождении несколько; первую условно можно назвать «поэтической»: Регина родом из Ленинграда, её родители – цирковые гимнасты, разбившиеся под куполом цирка, выполняя очередной трюк. Вторая, вполне себе прозаическая: её мать – рядовая служащая, отец – отставной офицер, а место рождения звезды подиума вовсе не северная столица, а Вологда. «Поэтическая» версия меж тем утверждает, что папа Регины родом из Югославии. Что из этого правда, а что нет, как уже было сказано выше, неизвестно.
Однако более-менее достоверно, что Регина в 1953 году поступила во ВГИК на экономический факультет, где выразительная большеглазая брюнетка приглянулась художнику Вере Араловой, давшей ей временный билет в dolce vita. Регину сложно было не заметить: она отличалась не только красотой (несмотря на существенный для злопыхателей недостаток – кривые ноги), но и нездешностью, европейскостью, изысканностью манер. Она была не просто привлекательной , но и умной женщиной, о чём неоднократно  говорил тот же Вячеслав Зайцев. Регина быстро стала манекенщицей №1 в Доме моделей и произвела фурор за границей, доказав всем, что в Советском союзе не только медведи по улицам ходят, но и существует свой стиль. Западная общественность, к слову, посыл оценила: французский журнал Paris Match даже назвал её «самым красивым оружием Кремля». В 1967-ом в Москве состоялся первый международный фестиваль мод, на который съехались самые известные модельеры мира. К этому яркому событию был приурочен специальный выпуск журнала мод, на обложке которого засветилась блистательная Регина. Это была самая что ни на есть бомба. Созданный Вячеславом Зайцевым образ надолго запомнился всей мировой общественности: со стрижкой «паж» она смотрелась этакой итальянской красоткой, даже несмотря на своё северное происхождение. Говорят, что «советской Софи Лорен» её назвал именно Федерико Феллини, хотя до сих пор неизвестно, правда ли это или нет…

Несмотря на толпы поклонников, Регина Колесникова в конце концов обратила своё внимание на одного единственного человека — богемного жипописца Льва Збарского, потомка Бориса Збарского, забальзамировавшего тело Ленина. Этот выбор стал роковым. Ни с ним, ни с кем-либо другим Регина никогда уже не познала радость материнства и счастливой супружеской жизни. Збарская мечтала родить сына, но муж не был готов к таким поворотам. Она должна была всегда соответствовать стандартам бомонда: быть хрупкокрылой феей и точёной музой, а не располневшей самкой, кипятящей пелёнки и сцеживающей молоко с покрытых узлами вен грудей. Удел Наташи Ростовой был не для неё. В итоге Регина всё-таки сделала аборт, после которого подсела на антидепрессанты, чтобы хоть как-то унять душевную боль.

Дальше было только хуже. Скандальная слава преследовала Збарскую все последующие годы. Говорят, что Регина была доносчицей: со знанием 2-х европейских языков и близостью к столичному бомонду ей не составляло труда писать развёрнутые  отчёты о западных коллегах (по слухам, среди них был Ив Монтан).

Жизнь со Збарским тоже была не сахар: с потомством у Регины так и не сложилось, зато поводов для ревности у неё было полно. В конце концов муж увлёкся красавицей Марианной Вертинской, а затем ушёл к Людмиле Максаковой, которая родила ему сына. У Регины украли её мечту, и это был самый что ни на есть удар под-дых! Снова начались антидепрессанты, и Збарская в итоге угодила в психиатрическую лечебницу.

Но судьба дала ей ещё один шанс: с помощью Елены Степановны Воробей она вернулась на подиум и даже влюбилась в югославского журналиста. Однако стрелы амура вновь не принесли Регине ничего, кроме боли и разочарования. Её возлюбленный написал на немецком языке скандальную книгу «100 ночей с Региной Збарской», в котором красочно живописал её многочисленные доносы на коллег по цеху и более чем тесные взаимоотношения с членами ЦК. Что из этого правда, а что ложь – опять же неизвестно. Ясно одно: всё это в совокупности усилило депрессивное состояние манекенщицы. Её dolce vita таяла на глазах, как снегурочка весной:  ведь ей не светило ни личное, ни профессиональное счастье. Говорят, из-за этой череды неудач Регина решила принять православие, но бегство в религию не спасло отчаявшуюся женщину. Меж тем экс-супруг  эмигрировал в США; Збарскую же по понятным причинам не выпустили, с работой были большие сложности. Вызовы на Лубянку, попытка суицида, предательство, очередные порции нейролептиков и, конечно, тотальное одиночество…

Не будем забывать, что сфера моды располагала отнюдь не к дружеским, а только лишь к конкурентным связям. Завистники довольно потирали руки: после психиатрической лечебницы Збарская располнела; и её трон «первой красавицы» был занят другими. Да и кто бы узнал в ней нынешней ту изящную нездешнюю красавицу  с миндалевидными глазами! Регина уже не вызывала былого восхищения, разве что жалость. Только Вячеслав Зайцев пытался поддерживать её в этом тяжёлом и унизительном положении. Она работала у него «типовой фигурой» — той, на которой делают примерки. Но это ещё полбеды: потом Збарская трудилась у Зайцева…простой уборщицей. Нетрудно догадаться, что испытывала бывшая королева подиума, глядя на тех – юных, пахнущих красотой, силой и дорогими духами барышень, цокающих своими изящными каблучками по своей красной ковровой дорожке в dolce vita. Такое испытание было ей не под силу.
На определённом этапе у Збарской была судьба Золушки: из девочки с неприглядной и совсем не глянцевой судьбой (иначе зачем её было скрывать?) она достигла настоящих высот и снискала славу не только светской красавицы, но и интеллектуальной женщины, не какой-то там пустоголовой Барби, коих пруд пруди. Но если Золушка, несмотря на все лишения и испытания, всё-таки приходит к счастью, то в нашей истории хэппи-энда, увы, не будет. Карета вновь превратилась в тыкву, лошади в мышей, хрустальные туфельки в деревянные башмаки, а прекрасные платья – в лохмотья. Кстати, примерно так же судьба сложилась у американской коллеги Збарской – Эди Седжвик, музы Энди Уорхола. Слава, богемная тусовка, соблазны, депрессия, антидепрессанты, одиночество, отверженность и суицид…

С третьей попытки Регина всё-таки покончила с собой: это случилось в ноябре 1987 года. Одни говорят, что трагедия произошла в больнице, где Збарская отравилась снотворным. Вторые – что это произошло дома, и Регину нашли с телефонной трубкой в руках. Ещё говорят о её найденном дневнике, в котором Збарская обличала советское модельное закулисье. Третьи и вовсе считают, что Регину убили. Но так или иначе – произошла трагедия, из жизни ушла красивая и талантливая женщина.
… Её тело кремировали, на похороны никто не пришёл, а место захоронения так и неизвестно. Но и по сей день историки моды изучают феномен Збарской, а мужчины восхищаются её яркой и броской красотой.
Валерия Мухоедова