Принц и нищий. Почему в России растёт пропасть между богачами и бедняками?
Уровень доходного неравенства в России растёт.
Это зафиксировали эксперты РАНХиГС, проанализировав данные Росстата. Коэффициент, который показывает разницу между доходами 10% самых богатых и 10% самых бедных, в I квартале 2017 г. вырос по сравнению с I кварталом 2015 г. Если посмотреть на динамику социального разрыва по годам (данные в инфографике), то видно, что он сейчас значительно выше, чем был в 2000 г. Между тем людей с доходом ниже прожиточного минимума тогда было в 2 раза больше — 42,3 млн против 19,8 млн в 2016 г. Почему же при успехах в борьбе с бедностью так сильно выросло и продолжает расти социальное неравенство?

Принц и нищий. Почему в России растёт пропасть между богачами и бедняками?
Нефтяной пирог
«По нашим расчётам, уровень социального неравенства выше, озвученного Росстатом, — говорит научный руководитель Всероссийского центра уровня жизни, главный научный сотрудник РЭУ им. Плеханова Вячеслав Бобков. — Мы сравнивали доходы наименее обеспеченных (со среднедушевым доходом ниже 10 тыс. руб.) и наиболее обеспеченных (с доходом выше 110 тыс. руб.). В итоге получили разрыв в 21 раз.
А аналитики из швейцарского банка Credit Suisse помимо доходов учитывали недвижимость, капиталы в акциях и пр. и выяснили, что уровень неравенства в России выше, чем в любой другой крупной экономике мира.
Принц и нищий. Почему в России растёт пропасть между богачами и бедняками?
Дело в том, что у нас в стране сложилась распределительная система денежных ресурсов. Начиная с 2000 г. за счёт высоких цен на нефть в стране образовались дополнительные доходы. Но эта прибавка распределялась в пользу группы высокообеспеченных граждан, которые имели своих лоббистов во власти. А малообеспеченным доставалась незначительная часть, она позволила поднять их уровень жизни, поэтому число бедных в стране сократилось. Но социальный разрыв в доходах бедных и богатых увеличился, потому что последние наращивали свой капитал более быстрыми темпами. Сейчас, когда экономика в кризисе, ресурсов стало меньше. Богатые, пытаясь сохранить своё положение, начинают оберегать их более ревностно и урезают долю малообеспеченных, поэтому разница в доходах опять начала расти».
«По уровню бюджетных расходов на душу населения Россия занимает 63-е место, — поясняет директор Центра стратегических исследований Михаил Бочаров. — У нас этот показатель 1474 долл. на человека. Для сравнения: в Китае с населением 1374 млн человек эта цифра — 1765 долл., в Эстонии — 6981 долл., а в Норвегии — 44 662 долл. Это значит, что пенсии, социальные выплаты, зарплаты бюджетников у нас маленькие. И с каждым годом с учётом инфляции (реальной, а не официальной) их покупательная способность становится всё меньше, а богатые продолжают богатеть. Недавно в СМИ появилась информация о том, что одна известная компания выплатила премию членам правления в 1,5 млрд руб., то есть каждый из 10 топ-менеджеров получил по 150 млн руб., или 16 годовых заработков Президента РФ».
Принц и нищий. Почему в России растёт пропасть между богачами и бедняками?
Обрезать «золотые парашюты»
«Да, в стране индексируются пенсии, вводятся новые социальные пособия, — отмечает Вячеслав Бобков. — Но сам маховик, запущенный распределительной системой, работает в интересах финансовой олигархии. Вспомните, кому в кризис выделялась самая большая финансовая поддержка? Банкам! Чтобы остановить этот маховик, нужны комплексные реформы».
Во-первых, должна быть изменена политика в области оплаты труда. О повышении минимального размера оплаты труда до уровня прожиточного минимума говорят с 2000 г. Но только на днях проект закона, уравнивающего эти величины, внесён в правительство. Чиновники говорят, что на его реализацию уйдёт несколько лет. Как уже писал «АиФ», необходимо разобраться с разрывами в зарплатах между рядовыми работниками и топ-менеджерами в одной и той же отрасли. Законодательно установить величину этой разницы не только в государственном, но и в коммерческом секторе, как это сделано в некоторых странах мира. Наконец, нужно умерить аппетиты топ-менеджеров компаний с госучастием — с их многомиллионными премиями и «золотыми парашютами».
Второй способ сглаживания разницы в доходах богатых и бедных — прогрессивный налог. «Людей с доходом до 30 тыс. руб. в месяц от налога можно вообще освободить, — рассуждает Михаил Бочаров. — Для доходов выше этой суммы ввести прогрессивную шкалу налогообложения». Эта схема работает в большинстве стран мира. Например, во Франции доход домохозяйства до 809 евро в месяц (50 тыс. руб.) не облагается налогом, с дохода до 140 тыс. руб. налог платится по ставке 14%, дальше — больше. Максимальная ставка — 41%. Однако все попытки ввести в России прогрессивный налог встречают резкое сопротивление. «Чиновники говорят, что с его появлением мы получим рост серых зарплат. Но у нас, по словам главы Минфина А. Силуанова, годовой объём серых зарплат уже 10 трлн руб. — половина от того, что выплачивается в белую, — недоумевает М. Бочаров. — Может быть, надо найти способы вывести экономику из тени?»
О теневой стороне российской экономики напоминает и В. Бобков: «Когда мы говорим о разнице в доходах, мы учитываем только легальные заработки. Но это вершина айсберга. С учётом теневой коррупционной распределительной системы (взятки, откаты и пр.) разрывы между богатыми и бедными в России ещё масштабнее».
Принц и нищий. Почему в России растёт пропасть между богачами и бедняками?