20170630

Харьков в условиях запрета на дружбу с Россией

 
Дмитрий Губин, журналист, Харьков
Бывали ли вы в белгородском аэропорту? Так побывайте, это очень поучительное зрелище. Там многое становится ясным.
Где же начинается зона регистрации и посадки на внутрироссийские рейсы? Нет, не на стойке регистрации в зале и даже не у рамки-металлоискателя на входе в здание аэровокзала, а километров эдак за сорок — на КПП «Нехотеевка». Там, на российском паспортном контроле в пешеходной зоне обладатели авиабилетов обслуживаются вне очереди. Ведь попасть во Внуково или Пулково (и не только туда) гораздо быстрее и дешевле не через Минск, а через соседний областной центр. Прямых авиарейсов из Харькова в Россию, напомню, нет с мая 2014 года.



То же можно сказать и об электричках. Их тоже нет. А ведь с 1869 года железнодорожное сообщение между двумя городами было бесперебойным. Разгрузка в Казачьей Лопани — и дальше как повезёт. Поезда дальнего следования, правда, еще не отменили, но грозятся давно. Пока их три и два проходящих через российскую территорию.

А еще есть заметные ограничения для посещения Украины российскими гражданами. Из-за этого страдают торговцы на харьковских рынках, для которых белгородцы и куряне были всегда желанными покупателями. На Благовещенском базаре коммерсанты проклинают тех, кто не дает людям свободно торговать и покупать. На рынке «Барабашово» заметно сократилось количество торговых мест и, понятное дело, резко упали доходы лоточников. При этом налоги и местовой сбор только выросли.
Недосчитываются посетителей и центральный парк, и другие места отдыха. На парковках Харькова автомобили с цифрами «31» в квадратике (код Белгородской области) стали из обыденности редкостью.
Зато в Белгороде появились точки быстрого выкупа автомобилей: туда люди приезжают на своем авто, а возвращаются на общественном автобусе.
Падение производства на харьковских предприятиях составило 13 процентов в 2014 году. Потом вроде как стало расти. За счет чего? Конечно, связи с российскими смежниками рвались, но появлялись партнеры из стран ЕАЭС или дальнего зарубежья, которые их скрепляли обратно. Любые санкции порождают посредников, которые помогают их обходить.

Чтобы не взывать внимания к себе со стороны погромщиков в камуфляже, предприятия Харькова идут на разные ухищрения. Ведь они помнят, что было, когда незваные гости посетили тракторный завод. Там и «активисты» побывали, и против директора шили уголовное дело за якобы вывоз производственных мощностей в Россию. Потом пришлось продать предприятие местному собственнику, и оно стало заниматься производством не только мирной сельхозтехники. «Впрочем, это уже совсем другая история», — как говорит актёр Леонид Каневский.

Вот, например, как «отмазывается» знаменитый «ФЭД», работающий в сфере военной промышленности. До 2014 года 70% экспорта предприятия направлялось в Россию, 20% поставлялось в Запорожье, а Запорожье вместе с Россией поставляло в Китай. Теперь с Китаем сделки заключены напрямую, и с кем они там в Поднебесной сотрудничают, известно только самим китайцам. А чтобы никто лишний не пронюхал, кто где и с кем работает, заводская администрация решила прогнуться по-крупному. Как сообщил директор Александр Пащенко, у них решили помочь филаретовской раскольничьей «церкви» и построить для нее храм св. Софии на Шатиловке. Стройплощадка находится на балансе завода.

Меж тем от разрыва и усложнения связей с соседней страной страдают многие. И не только работники торговли, транспорта и сферы услуг. На ряде предприятий введена сокращенная рабочая неделя, тот же ХТЗ имел большие долги по зарплате.

Почему в Харькове нет выступлений? И рабочие, и администрация знают, что любое недовольство закончится погромом и уголовными делами. Самоубийц нет.

Хозяева и директорский корпус всеми путями пытаются сохранить уникальные предприятия Харькова и области и, надеюсь, им удастся не растерять потенциал до того самого дня, когда ограничения на естественное сотрудничество будут сняты.
Ведь всё равно рано или поздно, считают жители Харькова, любые санкции и любые запреты уходят в небытие. И люди будут снова идти к сотрудничеству прямым путём, а не обходными дорожками.